Тает

23.03.2019 — 16.04.2019

«Бытие есть, небытия — вовсе нет»

Парменид

Поросший кустами остов юрты и увенчанный полумесяцем бетонный мавзолей, жестяные ведра со снегом и каменные снеговики… Gridchinhall переносит в городское пространство Cube киргизские степи и подмосковные поля, сталкивая припорошенные серебристой графитной пылью пейзажи и предназначенные вечности холодные монументы, вязкие штрихи серого грифеля и  скользкую поверхность гранита,  шершавую плоскость холстов и сахарную зернистость мрамора. Несмотря на очевидные различия, произведения Катерины Ковалевой и Екатерины Рожковой обнаруживают созвучные размышления о подвижности бытия, об относительности понятий эфемерности и вечности.

В стремлении удержать готовую растечься материю, Катя Рожкова набирает снег в ведра, окружая бывшие сугробы стежками карандашных линий. Катя Ковалева превращает недолговечные снежные шары в прочные гранитные и мраморные монолиты, сооружая «надгробия событий».  Ваянию предшествовали фотографии и коллажи, фиксировавшие «замеры тающего снежка»: наблюдение за исчезновением объекта исследования привело к попыткам противостоять изменчивости мира — “Mutatis mundis”, о которой напоминает одна из эпитафий, сопровождающих памятники снеговикам. 

«Привезенные» из путешествий по Средней Азии юрты Екатерины Рожковой предстают перед нами монументами остановленного движения. Некогда кочующие вместе с обитателями дома достались художнику в виде обнаженного, лишенного «кожи» каркаса и глухой конусообразной бетонной оболочки – отголосков воспоминаний о мире, в котором перевернутая чаша юрты вторила полусфере небесного свода.  Геометрия пересекающихся и стягивающихся в пучки ребер скелета сопротивляется хаотичной энергии трав и деревьев, потревоживших безмятежный горизонт степи.  Прозрачная конструкция, в основе которой заложена идея разрушаемого и вновь и вновь возводимого частного мироздания, становится чистым артефактом, указывающим на несовершенство природы, но обреченным на подчинение ей. Подобно белизне грунтованного холста, уступающей под натиском упорных росчерков грифеля простого карандаша, постепенно превращающего плоскость в пространство. 

Выставка «ТАЕТ» — об исчезающих и возрождающихся явлениях и событиях, о круговороте вещей в природе, о том, что всякий конец содержит в себе новое начало, о памяти, продлевающей век ушедшему. О том, что тающий снег питает землю для будущей жизни. Весна идет, весне дорогу.

Ирина Горлова, зав. отделом новейших течений Третьяковской галереи

Работы

Katya Rozhkova

Canvas, acrylic, pencil
Холст, акрил, карандаш

60 x 60 cm
23 5/8 x 23 5/8 in

2100 

Katya Rozhkova

Canvas, acrylic, pencil
Холст, акрил, карандаш
60 x 60 cm
23 5/8 x 23 5/8 in

2100 

Katerina Kovaleva

Granite, brass, metal, marble
Гранит, латунь, металл, мрамор

26000 

Katya Rozhkova

Masonite, acrylic, pencil, soil
Оргалит, акрил, карандаш, грунт
150 x 200 cm
59 1/8 x 78 3/4 in

12000 

Katya Rozhkova

Canvas, acrylic, pencil
Холст, акрил, карандаш
150.2 x 120 cm
59 1/8 x 47 1/4 in

7000 

Katya Rozhkova

Canvas, acrylic, pencil
Холст, акрил, карандаш
120 x 100 cm
47 1/4 x 39 3/8 in

4400 

Katya Rozhkova

Canvas, acrylic, pencil
Холст, акрил, карандаш
120 x 100 cm
47 1/4 x 39 3/8 in

4400 

Katerina Kovaleva

Granite, marble
Гранит, мрамор
90 x 40 x 40 cm
35 3/8 x 15 3/4 x 15 3/4 in

15000 

Katya Rozhkova

Masonite, soil, pencil, acrylic
Оргалит, грунт, карандаш, акрил
150 x 200 cm
59 1/8 x 78 3/4 in

12000 

Фото стенда